Молодой врач-хирург в районной больнице в одиночку провел сложную операцию

khirurg_viktor_ceplyaev

В центральной районной больнице Марьиной Горки Виктор подрабатывает на должности экстренного хирурга по выходным и праздничным дням, основное же место его работы — поликлиника поселка Дружный Пуховичского района.

В праздничный день — 8 Марта — на суточное дежурство в Марьиногорскую центральную районную больницу заступил молодой врач-хирург Виктор Цепляев. Полтора года назад Виктор окончил университет, полгода как закончилась интернатура. Смена в тот день была обычная: ушибы, переломы. «И тут звонок. Скорая везет ножевое ранение. Что именно, не конкретизируют. Только бы не сердце!»

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

«Дежурство начиналось обычно: люди отмечали, падали, ломались»

Врачом-хирургом Виктор Цепляев начал работать в августе прошлого года, сразу как закончилась интернатура. Еще во времена учебы в медицинском вузе парень подрабатывал на скорой помощи — за плечами был медицинский колледж.

— Скорая и то, чем я занимаюсь сейчас, — это совершенно разные вещи. К каждому врачу-хирургу, который работает в районной больнице, сплошь и рядом приходят с травмами, — улыбается Виктор. — Чаще всего ломают руки, выставляя их при падении.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Врачом Виктор хотел быть с самого детства. И даже когда отец-военный надеялся, что сын пойдет по его стопам, парень был уверен: свою жизнь свяжет с медициной.

На суточное дежурство восьмого марта хирург пришел со странным предчувствием.

— Я пришел на смену и сказал Альберту (врачу-анестезиологу. — Прим. TUT.BY): сегодня привезут ножевое, женщину. Так и случилось. Не знаю, может шестое чувство подсказывало. Само дежурство началось обычно: люди отмечали, падали, ломались. Как и в любую другую смену.

«В столице врачи дежурят бригадами — в районной больнице ты один за всех»

В 16.30 в центральную районную больницу Марьиной Горки поступила пациентка с ножевым ранением. Женщину привезли из соседнего Руденска. Правило золотого часа было выполнено: скорая помощь доставила пациентку в стационар раньше чем через 60 минут с момента случившегося. Требовалось срочное хирургическое вмешательство.

По словам медиков, состояние поступившей пациентки было нестабильным: у нее практически не было давления.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

​​— Привезли бледненькую женщину с ножевым ранением в области груди слева. В таких ситуациях две проблемы: либо легкое поранено, либо сердце. И то, и другое достаточно неприятно. И если легкое может дышать одно, то с сердцем такого не получится.

Оперировать Виктору приходилось и раньше. Неотложная хирургия, аппендициты, нагноившиеся раны. Операцию на сердце, к тому же в одиночку, ему предстояло делать впервые.

Во время операции врачу ассистировала медсестра, с анестезией помогал такой же молодой врач, который работает первый год, — Альберт Паваротный. И если в областных и столичных больницах врачи дежурят бригадами — несколько хирургов, интерны, ординаторы, к тому же есть более узкие специалисты, то в районе в выходной день хирург на смене только один.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

​— Молодому специалисту в районе есть чему поучиться. В Минске или в областном городе стать молодому хирургу за стол и самому что-то оперировать — нереально. В экстренной ситуации ты подойдешь, условно говоря, третьим ассистентом — это в лучшем случае. Бросить молодежь на амбразуру — не такой уж и плохой принцип.

«Было сложно собраться и совладать с собой - чужое сердце билось прямо в руках»

Диагноз хирург и анестезиолог, хоть они и оба первогодки, поставили практически с порога. Говорят, ошибиться было невозможно: у тампонады сердца очень характерная клиническая картина.

— Посмотрели, что есть раневой канал. Послушали легкие, быстро сделали снимок, — наперебой рассказывают врачи. — Сердце находится в специальной оболочке. При ранении эта оболочка заполняется кровью — сердце сдавливается жидкостью и просто не может биться и качать кровь. Оперировать нужно было немедленно.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

​Пациентку повезли в операционную. Вместе с медсестрой, которая ассистировала молодому хирургу, добрались до сердца. Вскрыли полость перикарда — там и была гематома, которая не давала сердцу биться. Хирург нашел рану в правом желудочке и быстро ушил ее, убрал гематому.

— Сердечко начало биться, как ему и положено. Показатели на кардиомониторе стали приемлемыми — нормально стало с давлением, с частотой сердечных сокращений.

В теории, к операции можно было подключить более опытных, старших коллег. Но поблизости никого не было, да и не было времени ждать.

— Счет времени шел на минуты. Сейчас пациент стабильный — а через пять минут уже нет. Было очень страшно, словами не передать. Думаю, даже для опытного врача такие случаи не кажутся простыми, особенно когда ты дежуришь один.

Молодому врачу очень помог заведующий хирургическим отделением Илья Иванович Михальченко. В тот выходной день он был дома, в Бобруйске. Виктор созвонился с ним по мобильному — старший коллега координировал операцию по громкой связи.

— Мне повезло, что у нас хороший заведующий, очень опытный врач. Во время операции консультировал и морально поддержал: совладать с собой было очень сложно.

«Опытный ты или нет, никто не спрашивает — ты отвечаешь за жизнь пациента»

Пока Виктор Цепляев работал в операционной, заведующий дозвонился до другого доктора, который был поблизости. Виктор ушил миокард, наложил швы на сердце. Позже подоспел другой врач — уже вместе они полностью ушили рану, дренировали ее и передали пациентку в реанимацию.

— Сердце освобождается в течение 10−15 минут — здесь идет вопрос о жизни, а не об эстетике, а дальше идет аккуратное зашивание человека. По сути, эта ситуация для пациента — как тяжелый инфаркт: сердце начинает биться сильнее, из-за этого страдает давление.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Из реанимации в палату пациентку перевели на пятые сутки. Медики говорят, что радостный исход предрешила масса факторов. Скорая привезла пациентку вовремя, анестезиолог подал качественный наркоз, у молодого хирурга рука не дрогнула. После операции была проделана большая работа, чтобы пациентку «выходить».

— Теперь жду, когда она ко мне (в Дружненскую поликлинику. — Прим. TUT.BY.) перейдет наблюдаться. После больницы пациентке предстоит еще три недели реабилитации.

Во время самой операции психологически было очень тяжело, признается молодой врач: ситуаций, когда ты в данную минуту отвечаешь за жизнь человека, у него еще не было.

— Опытный доктор вам расскажет: ну что там сердце зашить — ерунда. Но когда ты никогда этого не делал, вскрываешь грудную клетку — а там все трясется... Ощущение, когда у тебя в руке бьется чужое сердце, это что-то интересное.

​​Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Молодой хирург считает, что врачом нельзя быть «просто так», а случайных людей в медицине быть не может.

— Из таких сюжетов складывается врачебная практика. Здесь никто не спрашивает, молодой ты, опытный-неопытный. Привезли пациента — и ты отвечаешь за его жизнь. Бездействие у нас равносильно тому, что ты человека специально убил.

В это время в ординаторскую, где мы беседуем, заходит заведующий хирургией, который координировал всю операцию по телефону.

— Отметили как-то молодых специалистов? — спрашиваю.

— Это его работа, — лаконично отвечает Илья Иванович. — Была экстренная ситуация. Если не он — то кто бы ее спас? Если ждать помощи старшего товарища, пациент бы погиб. Он хирург и знал, куда идет. Молодец, собрался, все сделал. Спас женщину.

Пациентка: «Внуков назову Виктором или Викторией — в честь моего спасителя»

В палате позади Галины Николаевны висят воздушные шарики. Их она надувала по рекомендации врача — это своеобразная зарядка для легких, чтобы те хорошо работали. Пациентка, пережившая операцию на сердце, рассказывает: в больницу она попала в первый раз в жизни.​​ ​

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Я столько лекарств за всю свою жизнь не принимала, сколько мне здесь капельниц сделали, — говорит она.

О событиях того дня Галина Колодяжная говорит неохотно — хочет все забыть как страшный сон. Лишь вспоминает, что с мужем у них не было никакого семейного скандала — но на протяжении недели с его стороны звучали угрозы.

— Как сказал сын: мама, ты хотела начать все сначала, вот тебе и повод. Сейчас мне 46, если проживу еще столько же, будет 92, а в семье были долгожители.

​​Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Галина Николаевна уже думала о том, чтобы на страницах прессы поблагодарить врачей.

— Наверное, неординарный случай был у них в работе. А это (указывает на Виктора. — Прим. TUT.BY.) мой главный спаситель.

— У нас, молодых врачей, это вообще первый случай такой был, — улыбается анестезиолог Альберт Паваротный. — Главное, чтобы по нам не было видно, что мы волнуемся.

Галина Колодяжная говорит, что это большая удача для местной больницы, что в их районе есть такие молодые специалисты.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Врачи от Бога. С золотыми руками люди. Я теперь знаю, как назову своих внуков: Виктором или Викторией.

Родственники и друзья пациентки верили в то, что все закончится хорошо.

— Сразу побежали в церковь. Кто молиться, кто свечки ставить. Наверное, мои ангелы меня спасли и не дали умереть.

Галина Колодяжная твердо решила: как только выздоровеет, подаст на развод. Она убеждена: если муж пьет и распускает руки, терпеть не надо, — лучше сразу разводиться.

​​

…В ту же смену дежурный гинеколог вызвал Виктора Цепляева на кесарево сечение. Это было в 5.30 утра. Позже — к восьми часам — он поехал на работу в поликлинику, консультировать пациентов.


Источник: tut.by

 
Статья прочитана 857 раз(a).
 
Еще из этой рубрики:
 
  • http://vk.com/id433940585 Александра Александра

    Преклоняюсь перед этими молодыми ребятами! Храни их Господь! Желаю им благополучия и Божьей помощи во всём.

Последние Твитты
Архивы
Наши партнеры
Беларусь Индекс 222852 Минская область Пуховичский район Посёлок Дружный

Телефонный справочник

Служебные телефоны
Читать нас
Связаться с нами
email для связи с администрацией admin@drugniy.info Правила

Информация в статьях, расписаниях и материалах может быть не точной, администрация сайта ответственности за достоверность не несет.


Яндекс.Метрика